Веб-процессинг – Технология повышения Духовных Способностей и Самоопределения Человека. Сайт посвященный достижению духовной свободы человека, душевной гармонии и телесного здоровья.

Дианетика – КН III/ГЛ III – Роль Одитора

Дианетика – КН III/ГЛ III –  Роль Одитора

Задача одитора напоминает работу пастуха, который загоняет маленьких овечек – инграммы – на бойню. Пре-клир не находится под командованием одитора, но пре-клир, если все идет хорошо, будет делать с инграммами все, что захочет одитор, потому что аналитический ум и динамики пре-клира хотят покончить с инграммами. Ум знает, как он работает.

 

КНИГА ТРЕТЬЯ
Глава Третья
РОЛЬ ОДИТОРА

 

Задачи и единственная цель терапии – ликвидировать содержимое реактивного инграммного банка. В случае релиза большинство эмоционального стресса убрано из этого банка. В случае клира убрано[1] все содержимое банка.

   Применение науки – большое искусство. Это относится к любой науке. Действенность зависит от понимания, умения и способностей того, кто ее применяет. Химик имеет дело с наукой химией, но профессию химика уже можно назвать искусством. Инженер имеет за собой точные физические науки, но инженерная профессия все равно искусство.

   Конкретные правила процедуры могут быть утверждены после того, как основные аксиомы науки уже выведены. Кроме правил процедуры действуют еще такие понятия, как понимание, умение и способность, которые необходимы для применения.

   Дианетика очень проста. Но это не значит, что кейсы не могут быть чрезвычайно сложными. Для приведения примеров по каждому виду кейсов в этой книге пришлось бы описать два миллиарда кейсов, что только охватило бы население планеты в данный момент. Каждый человек очень отличается от любого другого. Отличается их жизненный опыт, и их динамики имеют различную силу. Единственная постоянная величина – механизм реактивного инграммного банка, только это остается без изменений.

   Содержимое банка колеблется от человека к человеку как по количеству содержания инграмм, так и по интенсивности этого содержания, но механизм операции действий банка (а поэтому и основные механизмы Дианетики) во все века остается постоянным для всех людей – были неизменными во все века и останутся такими же в каждом будущем веке до тех пор, пока человек не превратится в другой организм вследствие эволюции.

   Инграмма – цель аналитического ума пациента и его динамик по мере того, как он пытается жить своей жизнью; это также цель аналитического ума одитора и его динамик. Взятый в вилк[2] и разрушенный «шквальными» залпами, реактивный ум выдает свои запасы инграмм.

   Это должно быть предельно ясно для одитора: насколько он расслабляется в своей позиции одитора и забывает о цели, настолько, его ждут неприятности, которые отнимут у него время. Он совершает ошибку в тот момент, когда решает, что это сам человек, аналитический ум или его динамики сопротивляются, пытаясь остановить терапию, или сдаются. Таким образом одитор совершает фундаментальную и самую важную ошибку в практике Дианетики. Почти все неудачи можно свести к этой ошибке. Нельзя преувеличить значение того высказывания, что аналитический ум и динамики пациента никогда, никогда, никогда не сопротивляются одитору. Одитор существует не для того, чтобы ему оказывали сопротивление. Его не беспокоит никакое сопротивление ни от чего, кроме как от инграмм пациента, а иногда от своих собственных.

   Одитор существует не для того, чтобы быть «шофером» пациента или его «советником». Он существует не для того, чтобы пугаться инграмм пациента или их свойств. Он существует для того и только для того, чтобы осуществлять одитинг. Если он думает, что его позвали, чтобы он смотрел на пациента свысока, ему лучше занять место пациента, так как это показался в поле зрения авторитаризм его кейса. Именно поэтому используется слово одитор, а не оператор или терапевт.

   Здесь требуется кооперация усилий между одитором и пациентом, а также работает закон аффинити.

   Пациент не видит собственных аберраций. Это одна из причин, почему нужен одитор. Пациент нуждается в поддержке для того, чтобы посмотреть в глаза неизвестному в своей жизни. Это другая причина, почему с ним рядом находится одитор. Пациент не может осмелиться обратится к миру, который находится внутри него и повернуться спиной к наружному миру, если рядом не присутствует часовой. Это еще одна причина, по которой рядом находится одитор.

   Обязанность одитора – охранять личность пациента во время терапии, выяснять обстоятельства, по которым ум пациента не может проникнуть в инграммный банк, укреплять его силу воли и брать инграммы.

   Аффинити в этом случае работает в трех направлениях. Я испытываю аффинити к одитору: рассказываю ему все, что было обнаружено и практикуется в Дианетике, и я хочу, чтобы ему улыбалась удача. Одитор испытывает аффинити к пациенту: он хочет, чтобы тот атаковал инграммы. Пациент в свою очередь ощущает аффинити к одитору, так как может с минимальной работой и определенной долей настойчивости одитора, плюс своей, собственной, улучшить свое состояние и стать релизом или клиром. Это делается совместными усилиями. Существует даже больше разных аффинити, в работе – целая сеть.

   Инграммный банк, а не пациент является целью. Если пациент ругается, стонет и плачет – это говорят инграммы. Позже эти инграммы будут разряжены и переподшиты в стандартных банках. Пациент в любом состоянии прекрасно понимает, что все предпринятые действия являются необходимыми. Если одитору не хватает рациональности настолько, что он ошибочно воспринимает эту ругань или жалобы на свой счет, то ему необходимо поменяться местами с пациентом и пройти терапию самому.

   Единственное, что сопротивляется – это инграмма! Когда ее рестимулируют, она вторгается в работу аналайзера пациента, снижает аналитическую силу, и пациент демонстрирует модифицированную драматизацию. Любой одитор, который немного соображает, никогда не будет подвергаться опасности со стороны пре-релиза и пре-клира[3]Если одитор будет использовать гипноз и попытается работать с поздними физически болезненными инграммами типа хирургических операций, когда доступны ранние инграммы, он может сам стать мишенью пре-клира. Таким образом одитор сделает ошибку. Если одитор вдруг станет суперморалистом и начнет читать лекции пациенту, он может втянуть себя в неприятности, но опять же допустит ошибку. Если одитор рычит и нападает на пациента, у него могут быть неприятности и он снова допустит ошибку, причем на этот раз фундаментальную.

   Мы уже сказали, что целью является инграммный банк пре-клира. Работа одитора – атаковать инграммный банк. Работа пре-клира заключается в том же. Атаковать пре-клира – значит разрешить его инграммному банку нападать на пре-клира.

   Существует пять методов подхода к инграммам. Четыре из них неверны. Сдаться инграмме – это признак апатии, не обращать на нее внимания – легкомыслие, а избегать ее или отступать от нее – трусость. Атакаи только атака может решить проблему. Долг одитора – гарантировать то, чтобы пре-клир имел возможность атаковать инграммы, а не одитора и не внешний мир. Если одитор атакует пре-клира, это свидетельствует об отсутствии логики.

   Наилучший способ атаки инграммного банка – повсеместная разрядка эмоциональных зарядов, где бы они ни были контактированы. После этого лучший способ – это спросить у пре-клира в состоянии ревери, что, он думает, с ним случится, если он поправится, если ему станет лучше, если он узнает и так далее. Потом наиболее важной задачей в любом возможном варианте является нахождение самого первого момента боли или бессознательности в жизни пациента. Это бэйсик-бэйсик.

   Когда одитор нашел бэйсик-бэйсик, кейс будет быстро разрешен. Если реактивный ум пре-клира подавляет бэйсик-бэйсик, тогда одитор должен разрядить больше реактивных эмоций, распознать силу реактивных расчетов в данный момент и попробовать снова. Он в конце концов достанет бэйсик-бэйсик. Это важно. Это необходимо знать о пре-клире.

   В работе с пре-релизом (пациентом, который стремится к достижению состояния релиза), задача заключается в разрядке эмоций и как можно большего количества ранних инграмм, которые легко найти. В работе с пре-релизом может быть произведено сокращение[4] локов – аналитических моментов рестимуляции инграмм. Но затрагивать их следует только в том случае, если они ведут к бэйсик-бэйсику.

   Лечение идет на трех уровнях. Первым является эффективное выполнение работы. Ниже идет создание удобств для пациента. Затем – сочувствие. Образно говоря, если вы не можете ничего сделать для человека с поломанным позвоночником, сделайте так, чтобы ему было удобнее. Если вы даже этого не можете сделать, вы можете ему посочувствовать.

   Второй и третий уровень из приведенных выше не применяются в Дианетике, так как на то нет никакой причины. Работа может быть сделана эффективно. Создавая комфорт для пациента, одитор только теряет время. Сочувствуя пациенту, одитор может запутать весь его кейс, так как худшие инграммы – это именно инграммы сочувствия, и именно сочувствие может их рестимулировать не ко времени. Одитор, который позволяет себе «распускать слюни», независимо от того, насколько это может быть уместным, тратит время попусту и замедляет продвижение, кейса. Но не нужно быть чрезмерно строгим, дружеский, веселый, оптимистический настрой сам по себе полезен. Иногда пре-клир нуждается просто в вашей улыбке. Ведь он уже испытал больше «распускания слюней», чем аналайзер в состоянии подсчитать. Ведь его хроническая психосоматическая болезнь содержит в своей инграмме сочувствие.

   Следующее, что одитор должен знать и чем жить – это Кодекс Одитора[5]. Может, это звучит как что-то из «Когда рыцарство было в цвету» или «Тринадцати ритуалов для небес: блаженства и Нирваны», но если этот свод законов не применяется одитором в работе с его пациентами, одитор попадет в беду. Собственно, Кодекс предназначен исключительно для защиты одитора, а не для удобства пре-клира.

   Кодекс Одитора никогда не должен нарушаться. Практика Дианетики показала, что нарушение Кодекса само по себе способно прервать кейсы.

   Одитор должен быть вежливым по отношению к пре-клирам.

   Одитор должен проявлять доброту, не допускать никакой жестокости по отношению к пре-клирам и не поддаваться желанию наказывать.

   Одитор должен сохранять молчание во время терапии, не разговаривать сверх того, что совершенно необходимо для Дианетики во время сессии.

   Одитор должен заслуживать доверие пациента, быть верным своему слову, не опаздывать на приемы по расписанию и в работе и никогда не давать никаких обещаний, если есть хоть малейший шанс думать, что он их не сможет выполнить.

   Одитор должен быть смелым, никогда не нарушать основы терапии и не поддаваться на уговоры пре-клира.

   Одитор должен быть терпеливым и спокойным, не раздражаться на действия и слова пре-клира независимо от того, что пре-клир делает или говорит.

   Одитор должен быть добросовестным, никогда не позволять пре-клиру избегать эмоционального заряда и не отклоняться от своих планов.

   Одитор должен быть настойчивым в достижении своих целей и никогда не сдаваться.

   Одитор не должен говорить лишнего, никогда нельзя давать пациенту никакой информации о его кейсе, включая оценку событий и поступков, а также прогнозы о дальнейшем времени, нужном для терапии.

   Если названные правила нарушаются, возникает много проблем. Одитору прибавляется работы, действие терапии замедляется. И все нарушения Кодекса Одитора возвращаются сторицей к одитору, причиняя ему вред.

   Например, в последнем пункте информирование пре-клира не входит в обязанности одитора. Как только он начинает рассказывать пре-клиру что-то о его кейсе, тот моментально подключает одитора в сеть как источник информации и таким образом избегает инграмм.

   Одитор становится свидетелем возникновения наиболее волнующих и жестоких человеческих эмоций. Он может быть тронут и начнет изъявлять сочувствие, но если это произойдет, он сделает ошибку и замедлит терапию: когда проявляется эмоция, это та эмоция, которая скоро уйдет в прошлое. Как бы ни выкручивался пре-клир, сколько бы он ни ерзал и ни дергался, одитор должен хорошо помнить, что с каждым стоном и рывком тела пре-клир подходит на один шаг ближе к цели. Зачем пугаться или выбрасывать на ветер симпатию к чему-то, что после нескольких повторений сделает пре-клира более счастливым?

   Если одитор пугается, то он делает самую большую ошибку, тогда и пре-клир начнет бояться. «Возвратись в настоящее время!», – если, испугавшись, он скажет это, то может быть уверен, что у пре-клира будет пара плохих дней и что в следующий раз, когда одитор захочет войти в ту же инграмму, она будет блокирована.

   Если одитор будет относиться к делу так, что сможет сидеть и насвистывать, пока горит Рим на его глазах, и готов смеяться над этим, тогда он будет в состоянии выполнить свою работу наилучшим образом. То, что разворачивается перед взором одитора, независимо от того, как это выглядит, независимо от того, как это звучит, является серьезной победой[6]. Тихий, послушный пациент достигает очень небольшого успеха. Это не значит, что одитор ищет только жестокости и насилия, но если он их находит, то может быть доволен, так как еще одна инграмма потеряла свой заряд.

   Задача одитора напоминает работу пастуха, который загоняет маленьких овечек – инграммы – на бойню. Пре-клир не находится под командованием одитора, но пре-клир, если все идет хорошо, будет делать с инграммами все, что захочет одитор, потому что аналитический ум и динамики пре-клира хотят покончить с инграммами. Ум знает, как он работает.

Оставить комментарий

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.