Веб-процессинг – Технология повышения Духовных Способностей и Самоопределения Человека. Сайт посвященный достижению духовной свободы человека, душевной гармонии и телесного здоровья.

Для переводчиков – СЛОВАРИ

Для переводчиков – СЛОВАРИ

Сейчас вы прослушали этот курс осуществления переводов и эти парни уже обрадовались. Их радость вызвало то, что они вовсе не прочитали инструктивное письмо, которое посвящено тому, с чем им следовало бы иметь дело. Таким образом, они не могли бы делать это, потому что они не делали этого раньше, и так далее. На самом деле, то, что происходит – это ситуация непроизводства и именно туда вы и идете. Люди всегда пытаются найти какой-то странный путь и они сразу вовлекаются в разновидность обязательства сторонней проверки. Рассматривая эту стороннюю проверку, я обнаружил, что они не осуществляют первоначальный проект.

Итак, один переводчик записывает ленту, которая затем передается другому переводчику. Он ее проверяет, находит, что она записана неправильно, и передает ее назад первому переводчику, который считает поправки своего партнера неправильными, и, в результате вы не получаете никакой продукции. Ну что-же, я расссмотрел это и выяснил, почему. Причина состоит в том, что это недосмотр в составлении словаря.

Каждая из этих лент должна была бы иметь напечатанный словарь. Это все-таки не понято и поэтому я просто хочу убедиться в том, что вы поправите положение.

Это должен быть ксерокопированный или напечатанный словарь.

Это и есть ключевое звено1, которое придает законченность лентам: словарь.

Слова включаются по-английски, но они определяются на другом языке и там нет никаких идиом, на которые натыкаешься.

Второе, на что я натолкнулся, – возникли кое-какие вопросы, даже из миссии переводов, которые предполагают фантастический словарь.

Видите-ли, это очень короткий словарь. Очень краткий. Если вы захотели бы составить полный словарь для каждого слова или фразы, которые мы используем, то я не думаю, что вы поднялись бы выше
____________________
1Ключевое звено: главный член или событие в ряду.

уровня в 476 слов. Это небольшой словарный запас. Если вы сохраняете технические термины английскими, то у вас не возникнет трудностей в их переводе на другой язык, потому что это невозможно. НЕТ эквивалентного слова в другом языке, потому что НЕТ эквивалентного слова в английском.

Если вы просто признаете то, что определяет технический термин, то вы чего-то добились. Такого слова нет в английском языке. Это учитывается в книге “Дианетика: современная наука душевного здоровья”. В ней есть короткий раздел, который говорит о терминах. И одним из способов осуществлять это – в английском
языке – преобразовывать глагол в существительное. Тогда вы не имеете слова в языке, но также вам не встречается и некий сопровождающий френолог, который говорит “Да, мы знаем, что представляет собой ИД”, а потом мы неправильно переводим всю ситуацию.

Итак, если вы переходите на французский и пытаетесь найти какое-то слово, которое означало бы нарушение ARC, то вы не найдете такого. Но кто-то собирается попытаться найти такое во французском языке. Я задам вам головоломку! В русском языке нет эквивалента слову “survival”. Во всем языке нет эквивалента слову “выживание”. Это утверждение лежит на совести русских ученых в Оксфорде. Мы пытались сделать перевод несмотря на это.

Видите-ли, мы стоим на твердой почве. За всем этим имеется как бы музыкальный фон. Это не просто что-то такое, что было придумано экспромтом. Слова не существуют в английском языке, так почему бы им не существовать в русском? Но в русском даже отсутствуют некоторые из слов, которые вы имеете в английском языке. Вы видите?

Если вы попробуете перевести это на африкаанс, то вы не найдете в этом языке того словарного богатства, которое вы имеете в английском.

Здесь имеется термин – схобсон-джобсонить что-нибудь. Имеется какое-то индийское слово и оно звучит наподобие “хобсон-джобсон”, так что английские солдаты, вернувшиеся оттуда, называли это слово “хобсон-джобсон”. Вы знаете, оно похоже на “хукаджулоло” или что-то в этом роде.

Так что для них оно звучало как “хобсон-джобсон” и превратилось в технический термин в области перевода. То есть схобсон-джобсонить что-нибудь. Вы можете заставить звучать что-либо похоже на это силлабически.

Итак фактически то, что вы делаете, – хобсон-джобсоните это.

Я нисколько не сомневаюсь в том, что парень, который говорит  по французски “нарушение ARC”, собирается отчетливо сказать “нарушение ARC”. Он несомненно собирается сказать что-то очень французское, но это что-то все же собирается быть “нарушением ARC”.

Слова, с которыми вы сталкиваетесь при переводе, не являются такими громоздкими. Полное испытание слова, которое вы переводите:Его эквивалента нет в другом языке, оно становится техническим термином и вы просто оставляете его английским. Это – самый легкий способ делать это. Но тогда определение должно обязательно переводиться на другой язык.

Это тот словарный запас, который вы должны установить. Иначе ваш переводчик будет сидеть, используя слова, значения которых в этом языке он не знает, и неожиданно ощущая преткновения и испытывая массу скверных чувств.

Вы должны пройтись по материалу и просто выбрать те слова, для которых не имеется эквивалента. Переводчик может это сделать. Он смотрит на эту чертовщину и говорит “Да, на суахили нет эквивалента слову “инграмма” и таким эквивалентом немедленно становится “инграмма”. Мы не будем беспокоиться, если это будет “энгриим”. Мы не будем беспокоиться от того, в какой мере он хобсонизирует-джобсонизирует эту вещь. Но тогда он должен следовать определению “инграммы” в этом языке.

Итак, ваш словарь для французского языка содержит слово “инграмма”, но там, во французском, оно говорит вам, что собой представляет инграмма – которая представляет собой момент боли и бессознательности и так далее – но это все по-французски. “Боль”- по-французски. “Бессознательность”- по-французски.

Это дает тому студенту, который слушает ленту, небольшой словарь. И он может оглянуться назад и выяснить, что означает “онгриим”.

Имеются два пробела в этом проекте, которые завязывают его узлом. Первый заключается в том, что отсутствует технический эксперт.

Следует иметь административного эксперта и технического эксперта. Имея в виду, что все эти переводчики говорят по-английски, технический и административный эксперты не должны быть в состоянии говорить ни на каком-либо языке, кроме их родного. Но они должны быть способны найти определение.

Прежде, чем один из этих переводчиков начнет переводить раздел от А до Иззард, он обязан просмотреть свои материалы и найти те слова, для которых нет эквивалента. Все, что он должен сделать, это записать эти слова, которые остаются английскими.
Затем технический эксперт может точно сказать ему, что означает то или иное слово или где найти значение конкретного слова, которое затем может быть переведено на иностранный язык, и все это -словарь.

Этот словарь создается и притом наилучшим образом на карточках, потому что когда бы вы ни пытались создавать словарь на листе бумаги, вы не сможете рассортировать их в алфавитном порядке. Поэтому вы вынуждены иметь дело с карточками. Этот словарь выглядел бы следующим образом:

В нем было бы слово “инграмма”, а затем, скажем, по-французски, было бы: “момент боли и бессознательности” и так далее.

Теперь, когда вы составили словарь, переводчик уже отметил те слова, которые он собирается использовать, и теперь он будет знать, о чем он говорит. Иначе он не будет знать, о чем он говорит, он будет впадать в путаницу, ощущать пустоту и будет не в состоянии переводить. Это совсем не то, что бывает, когда его предложения должны идти в обратном порядке или что-либо подобное.

Переводя на немецкий язык, вы всегда должны переводить с конца абзаца назад, к началу абзаца. Я имею в виду, что немецкий

язык великолепен: если он может быть перевернут задом наперед, то они это делают по-немецки. Они при этом великолепны.

” Должно быть накидано корове через забор немного сена”.

Типичный немецкий.

Теперь у меня нет возражений по отношению к тем лицам, которые записывают это в грубой форме на их стартстопные диктофоны.Я не имею против этого каких бы то ни было возражений. Вот для этого и предназначены эти маленькие диктофоны. Вот где они и работают со словарями. Эти лица могут перелистать с помощью большого пальца все карточки в алфавитном порядке и все прочее; эти лица могут устроить перерыв и узнать значение чего-либо так, чтобы не остаться с кучей неправильно понятых слов. А потом внезапно обнаружить, что все это не так хорошо и затем вернуться и стереть запись и сделать ее снова. Они выбрали скорость 17/16 и это, вероятно, скорость, с которой им следовало бы проигрывать эти ленты. Даже не 1 7/8.

Теперь, разумеется, человек может надеть наушники, пойти в кабинку для записи и прослушать эту запись. Он может управлять своим маленьким диктофоном при помощи ножного или ручного выключателя, пока он не даст отдачу в свой собственный громкоговоритель. Он может пускать и останавливать этот диктофон и эти щелчки не будут записываться на его его главную ленту. Это легко сделать, если у вас направленный микрофон.

Он может сидеть там с надетыми наушниками и наблюдать тембр своего голоса и так далее, пока он не пройдет через это. Он закончит на другом конце линии с совершенно разборчивой лентой. НЕ имеется сторонней проверки. Вы видите, они на шаг отклонились от последовательности, потому что после того, как он сделал ленту, кто-то принял решение о том, что смысл заключается в чем-то ином.
Итак, конечно, они не производят ничего! Они получили перемену последовательности, которая, кстати, является простейшим выходом. Два ключевых выхода – это изменение последовательности – измененная последовательность – и пропущеннные данные. Измененная последовательность идет впереди пропущенных данных.

Итак, человек действительно кидает корове через забор немного сена с большим весельем.

Развязка всего этого состоит в том, что эти переводчики могут сделать хорошую работу, но когда дело доходит до дискуссии о том, что им следовало бы говорить, ну, если вы просто примете это как перевод из Серии Данных: “Измененная последовательность”, что совершенно переводимо на французский, на немецкий, на все что угодно еще – так вы не замените “измененную последовательность” и сохраните ее по-английски. “Пропущенные данные”, что конечно, переводимо.

Это тоже просто те вещи, у которых нет эквивалента.

И их имеется масса, относительно говоря, потому что вы в основном имеете дело с совершенно новым взглядом или с чем-то подобным. Никто никогда не видел. Конечно, для этого нет словарного запаса, потому что никто никогда его не видел.

Вы видите, почему это приводит к трудностям в переводе.

Возьмите Фрейда с его ИД и его уги. Ну посмотрите и вы сразу увидите, что он все же должен был изобретать некоторые слова – греческие и другие. Единственная трудность состоит в том, что они не там, где нужно.

Но все, что есть в дианетике и сайентологии, может быть представлено как находящееся именно там. Удержание может с полной определенностью представлено как находящееся там.

Ворчание, ворчание, ворчание, ворчание, ворчание, ворсание, ворчание. Сдвинь это с мертвой точки, не ворчи. Должно было быть там. Оно теперь должно пройти. Вы видите, это фактически свой собственный язык.

Прекрасно, имеется ли эквивалент слова “удержание”? Имеется ли какой-либо эквивалент в скандинавских языках или нет? Вы только что определили это. Вот почему вы совещались с переводчиком со словарем.

Да, хорошо, он удержал. Но заметьте, “he withheld” – это глагол, надвинутый на существительное. Вы можете делать это в этом языке так же легко, как вы можете делать это в английском языке.

“A withheld” вместо “withheld” как глагола.

Вот почему должна состояться в некотором роде конференция:
существует ли этот язык?

Итак, обычно. Существует ли он обычно?

Множество этих языков имеют философский словарный запас наподобие немецкого. Немецкий – это дичайший язык в мире.

Я знаю, почему они начали писать о философии по-немецки:
потому что очень легко составлять немецкие слова, чтобы образовывать философские термины. Вcе, что надо делать, -это продолжать сложение. У вас есть приставки, суффиксы, корни и т.д. и вы можете получить слово длиной в абзац, прежде, чем вы продеретесь через это. По этой же причине язык адаптирует себя для научной деятельности. Им фактически не нужно изобретать новых слов, потому что они могут их строить как цепочку из игрушечных вагонов.

Итак, при немецком переводе вы можете спросить “Можете ли вы сформировать это слово?”

Вы можете быть в состоянии это сделать и совершенно приемлемым бедет слово “Момент-боли-и-бессознательности”.

Таковы критерии, которые следует учитывать.

Направления, по которым это делается, должны реализовываться больше, чем что-либо еще. И после того, как человек их сформировал, он их сформировал.

                       СЧЕТЧИКИ ДЛИНЫ ЛЕНТЫ 

     Есть и  другая вещь,  которую они  делают неправильно.  Я  не думаю, что начало и конец чего-нибудь отмечаются по счетчику длины ленты. Я  не  думаю,  что  они  замечают,  когда  они  начинают  и

6

останавливаются. Вы  по существу  проведете время  ужасно, пытаясь это угадать.

      Вот, ваша  последовательность событий  или последовательность записей –  это нечто такое, что кто-то еще должен быть в состоянии прослушать с  этой магнитофонной  записи.  Вы  должны  подумать  о слушателе. Он  должен иметь  возможность не  только проиграть  эту ленту, но и иметь возможность найти что-то на этой ленте снова.

      На  кусочке ленты  имеются индикаторы отсчета, которые будут находить то,  что нужно.  В магнитофоне имеется счетчик, показания которого  постепенно   нарастают  по  мере  записи.  Некоторые  из магнитофонов имеют  хорошие счетчики, некоторые – плохие, но у них есть какая-то индикация. Я не знаю, все ли счетчики одинаковы, или все ли они показывают дюймы, футы или что они показывают.

      Эти ленты также должны быть разделены на части и оригинальный способ, которому  я привержен,  состоит в том, чтобы собрать много маленьких  катушек   с  лентой,   и,  конечно,  это  позволило  бы копировщику избавиться  от пачки  больших катушек,  разделить их и перемотать их на маленькие катушки.

     Другими словами,  вы получили бы что-то, похожее на маленькую этажерку, и  это что-то  было бы книгой. Таким образом, там должна быть глава 1, глава 2 и глава 3. Или часть 1, часть 2 и часть 3.

      Вопросу о том, как разрезать денту, следует уделить некоторое внимание. Нужно,  чтобы была какая-то пауза или что-то вроде этого между бюллетенями или между главами.

      Любой должен знать, как заткнуться на несколько секунд, чтобы сделать паузу. Иначе вы не сможете ничего разрезать.

      При этом нужны также какие-то маркеры. Как он что-то перевел, он, конечно, должен это записать. Это было бы частью его счетчика.

      Далее,  все   это  позволяет   осуществлять  производственное копирование лент.  Можно взять  огромную исходную  катушку с  2400 футами на  ней и  начать делание  маленьких катушек. Придется взять исходную  катушку   с  односторонней   записью.   (Оригиналы   все односторонние. Я никогда не был двухсторонним).

      Но одна  вещь, которую  переводчик просто  обязан делать, это вставлять достаточные паузы в промежутках, так, чтобы по ним можно было бы  резать. Если  они слишком  коротки и  сливаются, тогда вы никогда не сможете их разрезать.

МОРСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

ПОРУЧЕНИЕ ЦЕНТРАЛЬНОГО БЮРО 896 8 декабря 1991 года

Для руководящего состава
ДЛЯ ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ ПЕРЕВОДОВ

ПЕРЕВОДЫ

(Составлено на основе брифинга Р.Хаббарда от 23
июня 1971 года, “Миссия осуществления
переводов).

Оставить комментарий

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.