Веб-процессинг – Технология повышения Духовных Способностей и Самоопределения Человека. Сайт посвященный достижению духовной свободы человека, душевной гармонии и телесного здоровья.

Задержка общения, Дианетика 55!

Задержка общения, Дианетика 55!

Вырезка из книги Дианетика 55!

стр. 167-185

Задержка общения

   В недавнем прошлом мы использовали прибор, называемый Е-метром[1], который показывал, даёт ли ещё результаты проводимый процесс, – для того чтобы одитор знал, сколько времени ему следует продолжать этот процесс. Хотя Е-метр является интересным исследовательским прибором (и он сыграл свою роль в исследованиях), сегодня он не используется одиторами, за исключением, пожалуй, проверки основного метаболизма[2] у преклира. Е-метр более не используется для того, чтобы определять «что не так с преклиром». Как мы уже давно подозревали, помещение механического приспособления между одитором и преклиром ведёт к обезличиванию сессии, а также делает одитора зависимым от физической вселенной и её измерительных приборов, что вовсе не является обязательным. Когда мы только начинали использовать Е-метры, я знал, что рано или поздно придётся что-то доработать или появится что-то, что позволит нам обойтись без них. Я довольно последовательно шёл в этом направлении, и примерно за полгода до написания этой книги разработал принцип использования «задержки общения» в качестве единственного диагностического средства, необходимого одитору[*].
Точное определение задержки общения таково: промежуток времени между моментом задавания вопроса или инициирования сообщения и точно тем моментом, когда на этот вопрос или первоначальное сообщение дан ответ.
Если вы очень внимательно посмотрите на это определение, то обнаружите, что в нём абсолютно ничего не сказано о том, что происходит в промежутке между моментом задавания вопроса или инициирования сообщения и моментом, когда на этот вопрос или сообщение дан ответ. То, что происходит между этими моментами, – это задержка. Неважно, стоял ли преклир на голове, путешествовал ли он на Северный полюс, читал ли он лекцию по ботанике, стоял ли молча, отвечал ли, на какой-нибудь другой вопрос, обдумывал ли вопрос, нападал ли на одитора или принимался нанизывать бусы. Любое иное действие, нежели ответ на этот вопрос, а также время, ушедшее на это действие, являются задержкой общения. Одитор должен как следует понимать это; Обычно одитор считает, что задержка общения – это время, которое требуется преклиру для ответа на вопрос, и он неточно истолковывает это как промежуток времени между моментом задавания вопроса и тем мгновением, когда преклир начинает говорить. Задержкой общения является не это, поскольку преклир может заговорить о чём-то другом, может запросить дополнительную информацию, может почти ответить на вопрос и, тем не менее, не ответить на него по– настоящему.

Если вы посмотрите на людей вокруг, то обнаружите, что у них имеется огромное количество механизмов задержки общения. Стараясь не быть следствием или не быть причиной, имея аберрации, связанные с компульсивным и блокированным общением, позволяя себе импульсивное, компульсивное и блокированное общение, люди ухитряются набрать немало интересных механизмов. Но все эти механизмы являются задержкой общения.

Вот пример задержки общения:

Джо: «Как дела, Билл?»
Билл: «Ты отлично выглядишь, Джо».
Вопрос так и остался без ответа, и эта задержка общения будет продолжаться до скончания веков.
Вот другой пример.
Джо: «Как дела, Билл?»
Билл (после двадцати секунд раздумий): «Сегодня, кажется, нормально».
Поскольку это самая распространенная форма задержки общения, её легче всего заметить.
Не так хорошо известен следующий вид задержки общения:
Джо: «Как дела, Билл?»
Билл: «А зачем тебе это знать?»
Опять-таки, этот вопрос остаётся без ответа до скончания веков.
Вот наиболее раздражающий тип задержки общения:
Джо: «Как дела, Билл?»
Билл: молчание отныне и навсегда.
Люди драматизируют это, когда они спрашивают тревожно у человека, потерявшего сознание, как он себя чувствует, и приходят в полнейшее отчаяние. Они просто видят задержку общения, которая, по их мнению, станет окончательной, и их тревога – это просто те страдания, которые они многократно испытывали в связи с задержками общения.

Вот другой вид задержки общения:

Джо: «Как дела, Билл? Я на днях говорил Фреду, что повидал на своём веку много больных, но ты определённо выглядишь скверно, Билл. Как ты? Я ходил к врачу, и он рассказывал мне, что сейчас полно всяких простуд и прочей заразы…»
Другими словами, Джо вообще не даёт Биллу возможности ответить, и это другая сторона задержки общения.
Одитор недостаточно хорошо понимает, что такое задержка общения, если он считает, что это задержка между тем, кто инициировал общение, и тем, кому общение адресовано. На диаграмме «А», приведённой ранее, это участок от Джо до Билла’. Есть и обратная задержка – от Билла’ до Джо’, а также, как было упомянуто выше, существует задержка между Джо и Джо, когда Джо просто говорит и говорит, не выясняя, есть ли здесь вообще какой– либо Билл’. Вы могли бы также назвать эту обратную задержку «задержкой подтверждения». То, что происходит на участке от Джо до Джо, – это вовсе не общение. В действительности об участке от Джо до Билла’ (если цикл общения не завершается) можно сказать то же самое. Джо никогда не даёт подтверждения общению, и, таким образом, обратная задержка – это на самом деле задержка между Джо и Джо. Правильный порядок следования такого общения – от Билла’ к Джо’. Другими словами, чтобы закончить цикл общения, Джо должен подтвердить в какой-либо форме (словом или жестом), что Билл’ что-то сказал.
Источником задержки общения между Джо и Джо (то есть отсутствие подтверждения) является отсутствие, с точки зрения Джо, участка от Билла до Билла’ на диаграмме «Б». Другими словами, от Джо настолько часто требовалось Начинать общение, что теперь он делает это компульсивно и навязчиво (поскольку если брать остальных людей, то здесь существует острый дефицит в тех, кто инициирует общение).
Теперь давайте взглянем на очень специфический тип задержки общения. На диаграмме «А» мы видим направление общения; Джо – Билл – Билл’ – Джо’. Затем Джо ожидает, когда Билл (в соответствии с диаграммой «Б») начнёт общение. Если Билл не делает этого, а только молчит, тогда Джо инициирует другое сообщение. Иными словами, у нас нет двустороннего общения.
Двусторонний цикл общения важен не столько в одитинге, сколько в жизни, так как одитор в силу необходимости инициирует сообщения во время одитинга – с целью поднять преклира до такого уровня, где тот сам сможет инициировать общение. Жизнь не исправляют тем, что в точности имитируют её в комнате для одитинга. Процессы разработаны таким образом, что они исправляют то или иное состояние в жизни без необходимости (в заметной степени) заниматься этим в реальной жизни. В качестве примера; одитор не ожидает, что преклир изменит свою роль и начнёт проводить какой-нибудь процесс для улучшения состояния одитора. Но одитор ожидает, что рано или поздно получит от кого-либо одитинг или достигнет такого уровня, где он сможет подняться над потребностью иметь взаимный обмен сообщениями для того, чтобы жить.
Наибольшее количество проблем с задержками общения, возникающих у одитора, связаны с задержками ответного общения. Одиторы редко дают подтверждение выполнению команд преклиром. Скажем, в «Открывающей процедуре 8-К» – процессе, который в настоящее время является одним из шести базовых процессов, – одитор говорит преклиру, чтобы тот подошёл к стене и прикоснулся к ней. Когда преклир прикасается к стене, одитор обычно подаёт следующую команду, не подтверждая факта выполнения предыдущей. Удивительно, до какой степени отсутствие подтверждения замедляет восстановление кейса. Очень часто, когда одитор даёт подтверждение, он делает это настолько поверхностно, что преклир даже не осознаёт, что это подтверждение, и думает, что это вступление к новой команде. Хороший одитор очень, очень тщательно удостоверяется, что преклир осознал тот факт, что было дано подтверждение. Например, одитор говорит; «Подойдите к этой стене и прикоснитесь к ней». Преклир делает это. Одитор говорит; «Очень хорошо» – и, сделав отчётливую паузу после этого подтверждения, говорит; «Теперь подойдите к той-стене и прикоснитесь к ней». Другими словами, хороший одитор удостоверяется, что преклир знает; в отношении данной команды одитинга имел место полный цикл общения.
Ещё одно упущение со стороны одиторов состоит в том, что они не позволяют преклиру инициировать общение. Одитор говорит преклиру; «Подойдите к той стене и прикоснитесь к ней». Преклир делает это, но, выполняя движение рукой, останавливается, судорожно вдыхает и затем завершает движение. Плохой одитор не заметит этого проявления и не спросит о нём. В действительности это было общение, инициированное преклиром. Он не выражает это словами. Он не выражает это в виде чего-то большего, нежели какой-либо жест или тревожный взгляд, и даже эти проявления могут быть весьма незначительными, но обычно это то, на что он способен в плане инициирования общения. Одитор, который оставляет это без внимания, тем самым не даёт преклиру понять, что тому разрешено инициировать общение. Одитор сразу же должен обратить внимание на этот вдох или жест; «Что случилось?», или «В чём дело?», или «Что– то случилось?». Это даёт преклиру возможность инициировать второй цикл общения. Помните, что этот жест или вдох в действительности, были общением. Возможно, преклир не даст высказыванию одитора никакого подтверждения, кроме как в виде инициирования нового сообщения; однако сам факт инициирования сообщения по поводу случившегося подтверждает, что преклир услышал одитора. Это настолько важно, что многие кейсы сталкивались с препятствиями, буксовали и увязали просто потому, что одиторы не побуждали преклиров высказываться по поводу случившегося. Фактически, чем чаще одитор может это делать, тем более хорошим одитором он является – и тем больше пользы принесёт одитинг.
Конечно, у этого имеется и обратная сторона, когда одитор принимает за чистую монету навязчивый или компульсивный поток общения со стороны преклира, и это достигает такого размаха, что одитинг полностью прерывается. Примером этого послужил недавний случай, когда от преклира исходил поток общения три дня и три ночи, а одитор так и не понял, что это просто навязчивое общение в действии. Но это не общение. Оно не уместно в данной ситуации, а определение компульсивного или навязчивого общения, таково: «Исходящий поток общения, не имеющий отношения к окружающим терминалам или ситуации». Другими словами, компульсивным или навязчивым общением является исходящий поток, который не находится в согласии с существующей реальностью.
Таким образом, мы видим, что сессия одитинга на самом деле включает в себя двусторонний цикл общения, но в ней никогда не будет двустороннего общения, если одитор не побуждает преклира высказываться по поводу того, что происходит во время проведения процесса.
Попутно отметим: чтобы справиться с навязчивым или компульсивным общением, нужно дождаться небольшой паузы в потоке общения И. вставить команду одитинга. Помните, что навязчивый исходящий поток в действительности не является общением. Общение должно быть по теме, и оно должно. соответствовать окружающей действительности. Оно также должно соответствовать происходящему.
На самом деле неважно, какой процесс проводится; основой процесса является двустороннее общение. В одитинге, как и в жизни, общение – это существование. Там, где нет общения, есть молчание, а там, где есть молчание, нет времени; Время проявляется в задержке общения в той степени, в которой преклир подвергался влиянию моментов молчания либо навязчивого или компульсивного общения, которое не имеет ничего общего с общением на обсуждаемую тему и которое, опять-таки, является своего рода молчанием; кто-то навязчиво или безостановочно говорит о вещах (которые могут существовать, а могут и не существовать), ни к кому конкретно не обращаясь и не ожидая, что будет иметь место какой-либо цикл общения.

Одитор справляется с задержкой общения, повторяя вопрос или команду, которые её вызвали. Например:
Билл: «Как дела, Джо?»
Джо: молчание, молчание, молчание – и в конце концов какое-то бормотание.
Билл: «Как дела, Джо?»
Джо: молчание, молчание, а затем: «Вроде бы ничего».
Билл: «Как дела, Джо?»
Джо: «Говорю же тебе, нормально!»
Билл: «Как дела, Джо?»
Джо: молчание – «Нормально».
Билл: «Как дела, Джо?»
Джо: «Вроде нормально».
Билл: «Как дела, Джо?»
Джо: «Хорошо».
Билл: «Как дела, Джо?»
Джо: «О, хорошо».
Это пример сглаживания задержки общения. Сперва у нас молчание и никакого достаточно вразумительного ответа, затем – молчание и ответ, затем – другие проявления, для каждого из которых характерно изменение продолжительности запаздывания, – и так до тех пор, пока в нескольких последних командах (трёх в реальном одитинге) промежуток времени не будет одинаковым.

Для сглаживания задержки общения лишь требуется, чтобы по крайней мере три раза преклир дал ответ через одинаковые промежутки времени. Этот постоянный промежуток времени реально мог бы быть секунд десять. Итак, у нас будут следующие отрезки времени, необходимые для ответа на вопрос одитинга; для ответа требуется 35 секунд; для ответа требуется 20 секунд; для ответа требуется 45 секунд; для ответа требуется 20 секунд; для ответа требуется 10 секунд; для ответа требуется 10 секунд; для ответа требуется 10 секунд. В сущности, получив три последних десятисекундных отрезка времени, одитор может считать, что он до некоторой степени сгладил эту конкретную команду одитинга, поскольку здесь имеет место не изменяющаяся реакция. Однако при такой долгой задержке, как 10 секунд, одитор обнаружит, что, если он задаст вопрос ещё два-три раза, промежуток времени снова будет изменяться.
Вот механическая формула сглаживания задержки общения. Подайте команду, как в «Открывающей процедуре 8-К», или задайте вопрос, как в «Прямом проводе»[3] а затем продолжайте подавать ту же самую команду или задавать тот же самый вопрос до тех пор, пока преклир не выполнит то, что требуется, одинаково три раза подряд после короткого промежутка времени.
Когда задержка общения полностью сглажена, это проявляется совершенно иным образом. Мы получаем экстраверсию. Преклир перестаёт направлять внимание на свой разум, он направляет его на окружение. Мы часто видим, как это происходит в «Открывающей процедуре 8-К»; комната для преклира неожиданно становится яркой. Он экстравертировал своё внимание. Он освободился от одной из этих прошлых путаниц в общении и неожиданно взглянул на окружающий мир. Вот и всё, что произошло. На уровне мышления[4] такое случается довольно часто. Преклир проходит процесс очень хорошо, а затем начинает вспоминать что-то о назначенных. им встречах или что-нибудь в этом роде. Однако тот факт, что он делает это, не означает, что нужно заканчивать сессию одитинга. Это просто показывает, что произошла экстраверсия. Когда преклир экстравертируется, это означает, что вы тем или иным образом вытащили его из путаницы в общении и привели в настоящее время.
На тему задержки общения можно говорить очень много. Мы наблюдаем вокруг себя всевозможные виды задержки общения. Вероятно, наиболее интересной из них является шоковая реакция, наблюдаемая иногда после несчастного случая. Порой телу требуется тридцать шесть часов, чтобы обнаружить факт какого– либо мощного воздействия и отреагировать на него. Зачастую тело внезапно проявляет реакцию на такое воздействие полчаса спустя. Это задержка общения. У задержки общения есть много забавных аспектов. Иногда вы спрашиваете кого-нибудь: «Как дела?» – и получаете ответ от его социальных умственных машин. Он говорит: «Отлично». Затем, через два-три часа, он, весьма вероятно, скажет вам: «Я чувствую себя ужасно». Теперь уже ответил сам преклир. Это единица, осознающая осознание, внезапно осознала эту задержку общения.
Эту вселенную можно назвать неизменной и непрекращающейся задержкой общения. Человек находится в её ловушке в той степени, в которой он проявляет задержку общения. Я бы никогда не стал говорить об этом, если бы не было средства для устранения задержки общения. Однако такое средство имеется, и в наши дни его легко применить в одитинге.
Нахождение в ловушке – это в действительности задержка общения. Кто-то ждал сообщений, которые так к нему и не поступили, или ждал откуда-то ответа так долго и так часто, что зафиксировался на чём-то (или в чем-то) и поэтому не верит, что может из этого выбраться. Первейшим фактором в задержке общения является, конечно, время, а следующий фактор – это ожидание, но он также зависит от времени.
Как было отмечено ранее, единственное, что «плывёт» по траку времени – это моменты молчания, то есть моменты, когда не происходило общения. Это моменты «без времени» и, таким образом, у них нет времени, в котором они могут «жить», поэтому они плывут вперёд по траку времени. Вот что удивительно: инграмма ведёт себя таким образом, что помещает все свои моменты молчания, в настоящее время преклира, а все моменты речи или действия оставляет позади на траке. Когда мы возвращали человека к рождению и проходили рождение, мы устраняли моменты действия. Если мы вместе с этим не устраняли и моменты молчания в рождении, то это значит, что мы не устраняли именно то, что прикреплено к преклиру в настоящем времени. Другими словами, инграмма рождения совсем не перемещалась, но моментам молчания в рождении, возможно, было свойственно перемещаться в настоящее время. Сами эти моменты молчания в инграммах и факсимиле действительно образуют собой ту субстанцию, которая остаётся в преклире. Эта субстанция образована не столько из моментов действия, сколько из моментов молчания. Таким образом, мы видим, что чем дольше человек живёт в этой вселенной, тем с большей задержкой общения он сталкивается, тем больше он расстроен по поводу своего существования, тем больше его задержка общения и тем больше он пребывает в молчании. Конечно, навязчивое или компульсивное общение всего лишь на одну ступеньку выше молчания. Это последнее отчаянное усилие предотвратить наступление полного молчания. Это не общение; на самом деле это своего рода молчание – в частности, потому, что такое общение мало кто слушает.
Мы изучаем общение, мы общаемся на тему общения, и здесь у вас есть все возможности отменно запутаться; поэтому я бы попросил вас посмотреть на своё окружение и исследовать ряд проявлений задержки общения. Вы не находитесь под контролем задержки общения. Вы можете легко контролировать её сами. То, что является опасным, так это не знать ответов и просто продолжать существовать в этих неизменных и непрекращающихся задержках общения, навязанных нам недостатком общения в этой вселенной.
Очень интересно отметить, что воображение как одна из функций существования гибнет в отсутствие инициирования общения. Человек в плане инициирования общения может настолько сильно попасть в зависимость от других людей (или от каких-нибудь, развлекательных мероприятий), что сам он не будет этого делать. В самом деле, инициировать общение в современном обществе – совершенно непопулярное занятие. Нужно всегда говорить, что об этом кто-то уже думал раньше, или что это восходит к древним углюкам[5] или что это раньше уже происходило много раз, или что эту информацию только что откопали после того, как она была закопана, или что вы на самом деле следуете указаниям архангела Пачкуила[6], – вместо того чтобы встать и признать себя «виновным» в инициировании общения. Если кто-то не может инициировать общение, с воображением у него будет плохо. Обратного не происходит, Воображение – не та вещь, которая первой оказывается под угрозой, что влечёт за собой неспособность инициировать общение. Сначала не происходит инициирования общения, и это выливается затем в отсутствие воображения. Таким образом, восстановление способности быть источником общения восстанавливает также и воображение.
Это действительно очень хорошая новость – в особенности для людей, занимающихся творчеством. А кто не занимается творчеством?
Рассматривая весь этот предмет общения, мы обнаруживаем, что в наши дни существует очень мало людей, которые действительно общаются, и много людей, которые думают, что они общаются, хотя это не так.
Американской медицинской ассоциации[7] хотелось бы верить, что я отношусь к послед ней категории.

Оставить комментарий

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.