Веб-процессинг – Технология повышения Духовных Способностей и Самоопределения Человека. Сайт посвященный достижению духовной свободы человека, душевной гармонии и телесного здоровья.

О смерти сознания – Самоанализ

О смерти сознания – Самоанализ

О смерти сознания

 

   Где тот момент, когда прекращается выживание человека и начинается его гибель? Эта граница – не смерть, какой мы её знаем. Граница обозначена тем, что можно было бы назвать смертью сознания индивидуума.
   Величайшее оружие человека – его разум. Не имея клыков, бронированного панциря и когтей, которыми обладают столь многие формы жизни, человек сделал ставку на свою способность мыслить, чтобы выживать более успешно.
   Выбор способности мыслить в качестве главного оружия оказался удачным. В награду человек получил в своё владение Землю. Разум – отличное оружие. У животного его клыки, его бронированный панцирь, его длинные когти – это его постоянное оружие, и животное не может его изменить. Оно не может приспособиться к изменяющейся окружающей среде. А чтобы выжить, чрезвычайно важно изменяться, когда меняется окружающая среда. Каждый вымерший вид вымер потому, что он не смог измениться, чтобы контролировать новую среду. Разум в значительной степени исправляет эту неспособность. Ибо человек может создавать новые орудия труда, новое оружие и совершенно новую окружающую среду. Разум позволяет ему изменяться, чтобы действовать в соответствии с новой ситуацией. Разум позволяет ему удерживать контроль над новой окружающей средой.
   Любое животное, которое просто приспосабливается к окружающей среде, обречено. Окружающая среда меняется быстро. У животных, которые контролируют окружающую среду и изменяют её, наилучшие шансы на выживание.
   Коллективистское государство можно создать одним способом – убедить людей в том, что они должны приспосабливаться и адаптироваться к неизменной окружающей среде, подобно животным. Люди должны быть лишены права индивидуально контролировать окружающую среду. Тогда можно вводить строгую регламентацию их жизни и сгонять их в группы. Люди становятся собственностью, а не собственниками. Они должны быть лишены разума и права размышлять, ибо самой сутью разума является право формировать собственное мнение о своей окружающей среде.
   Человеку противостоят как силы природы, так и другие люди. Главная мишень врагов человечества и врагов отдельного человека – это его право и способность мыслить. Грубые и слепые силы природы – бури, холод и тьма – угрожают человеческому разуму, бросают ему вызов и затем, быть может, даже разрушают его, также как и тело человека.
   Но точно так же, как бессознательность всегда предшествует смерти – хотя бы на мгновение, – так и смерть разума всегда предшествует смерти организма. Этот процесс может продолжаться достаточно долго – полжизни и даже больше.
   Вы когда-нибудь наблюдали, насколько высок уровень алёртности у молодого человека в его столкновении с силами, которые противостоят жизни? А наблюдали ли вы когда-нибудь человека в преклонных годах? Вы обнаружите, что пострадала именно его способность мыслить. Человек с большим трудом приобрел опыт и, начиная со среднего возраста, пытается продвигаться дальше, опираясь на него. Общеизвестно, что молодость при малом опыте соображает быстро, а старость, имея большой опыт, думает медленно. Молодые люди далеко не всегда мыслят безошибочно, так как они пытаются мыслить, не имея достаточно данных.
   Предположим, у нас был бы человек, который полностью сохранил всю свою способность мыслить и в то же время имел бы большой опыт, представьте, что наши седовласые старцы могли бы мыслить со всем энтузиазмом и энергией молодости и при этом располагали бы также и всем своим опытом. Старость говорит молодости: «У тебя нет опыта». Молодость говорит старости: «Ты недальновидна, ты не только не примешь, но даже не станешь и рассматривать новые идеи!» Очевидно, идеальным для человека было бы совместить жизненный опыт старости с энергией и дальновидностью молодости.
   Вы, может быть, говорили себе: «Со всем жизненным опытом, который у меня теперь есть, чего бы я только не отдал за крупицу того энтузиазма, который у меня был когда-то». Или, может быть, вы оправдали всё это, сказав себе, что вы «утратили свои иллюзии». Но вы не уверены, что это были иллюзии. Неужели радость существования, порыв энтузиазма, сильное желание жить и воля к жизни, вера в судьбу – неужели всё это иллюзии? Или в этом как раз и проявляется сущность жизни, полной энергии? И не является ли угасание этого симптомом смерти?
   Знание не разрушает волю к жизни. Боль и утрата селф-детерминизма1 разрушают её. Жизнь может причинять боль. Приобретение опыта часто бывает болезненным. Сохранение этого жизненного опыта существенно важно. Но разве опыт перестаёт быть опытом, если в нём всё же нет боли?
   Представьте, что вы смогли бы уничтожить всю боль, физическую и любую другую, которую вы накопили за свою жизнь. Разве было бы так уж ужасно, если бы вам пришлось распрощаться с огорчениями или психосоматическими заболеваниями, со страхами, тревогами и кошмарами?
   Предположим, что у человека опять появился шанс, сохранив все свои знания, снова прямо посмотреть в лицо жизни и вселенной и сказать, что их можно одолеть. Помните ли вы тот день, когда вы были моложе и, проснувшись, увидели прозрачную росу, сверкающую на траве, листья и золотое солнце, ярко сияющее над радостным миром? Помните ли вы, насколько этот мир был великолепен и прекрасен когда-то? Первый нежный поцелуй? Теплоту настоящей дружбы? Интимность прогулки под луной? Что же заставило этот великолепный мир стать чем-то иным?
   Сознательное восприятие человеком окружающего мира не является чем-то абсолютным. В один момент жизни человек может воспринимать цвета, их яркость, а также чувствовать радость лучше, чем в другой. В молодости ему легче почувствовать великолепную реальность2 вещей, чем в старости. Не похоже ли это на закат сознания, или осознания?
   Что же заставляет человека в меньшей степени осознавать великолепие окружающего мира? Разве мир изменился? Нет, ведь каждое новое поколение видит очарование и красоту, кипучую энергию жизни – той самой жизни, которую старость в лучшем случае видит безрадостной. Меняется сам человек. Но что заставляет его меняться? Может быть, постепенное старение желёз и сухожилий? Едва ли, поскольку все работы по улучшению состояния желёз и сухожилий – структуры тела – возвратили человеку лишь малую часть этого великолепия жизни, если вообще что-нибудь дали.
   «Ах, молодость, – вздыхает человек средних лет, – если бы только я снова обрёл твой вкус к жизни!» Что же его притупило?
   По мере того как уменьшается осознание великолепия жизни, то же происходит и с сознанием самого человека. Осознание ухудшается в точности пропорционально ослаб мир и способность делать точные выводы относительно него – это практически одно и то же.
   Очки – признак снижения сознания. Чтобы мир выглядел ярче, человек вынужден прибегнуть к помощи «оптических костылей». Утрата способности передвигаться гак быстро, как бегают в детстве, – также признак снижения сознания и способностей.
   Полная бессознательность – это смерть. Полубессознательное состояние – это смерть наполовину. Бессознательность на четверть – это смерть на четверть. И когда человек накапливает боль, которая сопутствует жизни, и при этом не накапливает удовольствия, он постепенно уступает в единоборстве старухе с косой. И за этим, наконец, следует физическая неспособность видеть, мыслить и быть – под названием «смерть».
   Как человек накапливает эту боль? И если бы он избавился от неё, вернулось бы к нему полное сознание и полное ясное представление о жизни? И есть ли способ избавиться от этой боли?

2 комментария

  1. Безусловно истинно только одно : мы точно все поймем после смерти если сознание остается, или не поймем никогда если сознание уничтожается. Более сущностным вопросом для живущих является собственное решение – что лучше для тебя лично – вечная жизнь или вечная смерть ( как ничто :))

  2. Забыл добавить, что что религия (но не внутренняя уникальная вера человека) основной целью имеет принуждение к морали кого кнутом, кого пряником, кого через наивную доверчивость. Даже страх смерти подчинен этому, ведь религия может усиливать страх смерти страхом ада и вечных мучений. Для многих лучше не быть чем вечно мучиться. А для кого-то смертельная тоска вечной жизни страшнее, а другим просто страшно не быть. Даже многие атеисты не отрицают сознание после смерти и боятся того же , чего боятся и верующие. А у кого-то жизнь так хороша, что больно ее терять, а у других страдания столь велики, что они мечтают или даже молят о смерти. Короче, проблему смерти решает по настоящему только смерть 🙂

Оставить комментарий

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.